Образование

28 февраля 2003 Образование

Обзор российской прессы за 28 февраля 2003г.


(обзор подготовлен ГНИИ ИТТ "Информика")
Дата: 28.02.2003 Название: Мед и деготь экспериментальной бочки Автор: ВАЛЕРИЯ МОЗГАНОВА Издание: КОНСЕРВАТОР Ведущие вузы страны отчаянно возражают против единого госэкзамена Для начала несколько цифр, прозвучавших на очередном "круглом столе" в медиацентре "Известий" под названием "Единый государственный экзамен (ЕГЭ): опыт Великобритании и российские реалии". В 2001 году, когда эксперимент по проведению ЕГЭ только начинался в России, в нем принимало участие всего 5 субъектов РФ. В 2003 году их насчитывается уже 48. Соответственно, школьников, сдающих выпускные и вступительные экзамены в форме ЕГЭ, стало куда больше: в нынешнем году эта система пропустит через себя 600 000 человек. Что же касается высших и средних специальных учебных заведений - участников эксперимента, то если в 2001 году все начиналось с 16, то в нынешнем их уже более 250. И, как заявил заместитель министра образования РФ Виктор Болотов, зря ректорский корпус обвиняет Минобр в насильственном загоне вузов в эксперимент: наоборот, министерство не знает, как отбиться от добровольцев. В этом году участников эксперимента ждет несколько нововведений. Вот лишь некоторые, наиболее интересные из них. Во-первых, к списку предметов, по которым проводится ЕГЭ, добавится литература. Напомним, что новинкой прошлого года был английский (причем ЕГЭ по языку разрабатывался при участии Британского совета и на основе результатов британского проекта, который до этого несколько лет обкатывался в Санкт-Петербурге). На сей раз планировалось ввести ЕГЭ и по остальным базовым языкам школьной программы - немецкому, французскому и испанскому. Но потом в Минобре решили, что, поднимая все сразу, можно надорваться, и пока ограничились английским. Что касается оставшихся трех языков, то, как говорится, работаем. Причем не одни, а вместе с коллегами из Гете-Института и посольства Франции. Во-вторых, в нынешнем году объявлен конкурс на разработку контрольно-измерительных материалов (КИМов) по информатике. Так что выпускники 2004 года смогут в рамках ЕГЭ сдавать еще и информатику. В-третьих, с этого февраля список вузов и средних специальных учебных заведений, принимающих абитуриентов по результатам ЕГЭ, а также полное описание их требований к поступающим публикуются на сайте www.ege.ru. Этот список постоянно будет обновляться и дополняться, чтобы максимально утолить информационный голод всех заинтересованных. Правда, по словам Виктора Болотова, полномасштабное использование интернета в рамках ЕГЭ - дело завтрашнего дня. Но не исключено, что вскоре результаты ЕГЭ будут вывешиваться в Интернете и каждый вуз сможет пользоваться ими при отборе кандидатов в студенты. В-четвертых, Минобр намерен заключить с губернатором и Советом ректоров Санкт-Петербурга договор, согласно которому уже не прошлогодние 15, а все питерские вузы будут подключены к эксперименту по ЕГЭ. Кто бы сомневался: Питер - родина прогресса. Одним словом, эксперимент по введению ЕГЭ активно набирает обороты. Минобр доволен - возможность совмещения школьной государственной аттестации и вступительных экзаменов в вузы практически доказана. Абитуриенты довольны - ЕГЭ избавил их от необходимости двойного экзаменационного забега и дал возможность беспрепятственно участвовать в конкурсе сразу в нескольких вузах. Вузы, подключившиеся к эксперименту, тоже, в общем, довольны. Но святочную картину, нарисованную Минобром, портит несколько проблем, давних, неприятных и пока явно находящихся для министерства в списке нерешаемых. Первая и, пожалуй, самая тяжелая - продолжающееся отчаянное сопротивление, которое оказывает Минобру часть вузов. Противостояние министра образования РФ Владимира Филиппова и ректора МГУ Виктора Садовничего уже стало общим местом в разговорах о введении ЕГЭ. Причем и тот, и другой находят массу весомых аргументов в защиту своей позиции. В Министерстве образования считают, что каждый сопротивляющийся вуз просто боится потерять источники дополнительных доходов: с введением ЕГЭ подготовительные курсы, дополнительные занятия, репетиционные экзамены и прочие вузовские "придумки по выкачиванию денег" канут в Лету. И это не говоря уже о теневых заработках, которые педагоги имеют благодаря полулегальному репетиторству и получению совсем уж нелегальных взяток за протекции. Садовничий и его сторонники объясняют все совсем по-другому: ведущие учебные заведения страны, являющиеся ее "национальной гордостью" и спасу не знающие от настырных абитуриентов, должны иметь особые права, в том числе и право на особую систему конкурсного отбора студентов. На стороне ректора МГУ не только часть его коллег, но и мировой опыт, да хотя бы тот же британский. Оксбридж (это объединенное название носят Оксфорд и Кембридж - два великих образовательных центра Великобритании); да и некоторые другие вузы страны имеют право проводить дополнительные проверки - поступающих могут пригласить на собеседование, предложить написать эссе на заданную тему или пройти дополнительное тестирование. При рассмотрении документов могут принять во внимание и ряд жизненных обстоятельств: например, у выходца из семьи потомственных кембриджцев, который к тому же спортсмен и музыкант, явно больше шансов поступить в Кембридж, чем у деревенского паренька, из всех видов спорта преуспевшего только в бодании с быком. Теоретически особые права могут быть предоставлены и нашим университетам и институтам. Первыми кандидатами в "особисты", безусловно, являются творческие вузы. Ректорам российских консерваторий, актерских школ-студий и художественных училищ даже смысла нет ввязываться в дискуссию по поводу ЕГЭ: и так ясно, что там главным всегда был, есть и будет творческий конкурс. Но вот как быть со всеми остальными претендентами, в Минобре пока понятия не имеют. Дать им право самим проводить дополнительные экзамены и проверки? Это фактически зарубить на корню одну из главных идей эксперимента по введению ЕГЭ - идею равных прав всех абитуриентов. Передать права на проведение таких проверок независимым экзаменационным центрам? На это не согласятся вузы - при таком раскладе руководство конкурсным отбором все равно уплывет из их рук. Просто наплевать на мнение вузов и насильственно причесать всех под одну гребенку? Это, похоже, было бы самым простым выходом из положения, но Минобр на такой шаг вряд ли решится. Короче, как признается Виктор Болотов, проблема есть, а вариантов ее решения пока нет. И потому Минобр, радостно рапортуя о присоединении к эксперименту Финансовой академии при правительстве РФ и Высшей школы экономики, старается избегать разговоров об МГУ, МГИМО и прочих элитных вузах из лагеря противников. Еще одна забота - организация системы охраны информации во время проведения экзамена. Проще говоря: как бы сделать так, чтобы экзаменационные задания нельзя было ни подсмотреть, ни передать, ни продать, и чтобы результаты невозможно было подделать, и чтобы все вообще было по-честному. Тут обращаться к мировому опыту почти бессмысленно. Скажем, британцы, у которых единый экзамен проводится по всей стране в одно и то же время, вряд ли подскажут нам, как обеспечить секретность информации. Да и не в одних часовых поясах дело. Куда опаснее извечное наше желание найти и материально заинтересовать помощника "оттуда" и извечное желание таких помощников найтись и немедленно материально заинтересоваться. Сами британцы признают, что ни у нас, ни у них стопроцентную секретность не может обеспечить ничто. Но они своим положением дел довольны. Мы насчет недостижимости абсолюта согласны. Но вот довольствоваться нашим уровнем секретности вряд ли можем. Поэтому Минобру придется сильно постараться, чтобы все-таки придумать какие-то надежные степени информационной защиты Единого госэкзамена, иначе сторонники ЕГЭ быстро разочаруются, а противники получат еще один аргумент в свою пользу.

Новости по теме

Другие новости