войти | зарегистрироваться

От первого лица

О проекте

О проекте

Рубрика «От первого лица» – это открытый разговор с ведущими российскими специалистами в сфере образования – представителями министерств, ведомств, первыми лицами научно-исследовательских институтов и профильных учреждений. Журналисты портала беседуют с ними о современной системе образования, о последних нововведениях, об экзаменах и о вступительной кампании, об изменениях в структуре вузов, школ, детских садов – словом, обо всем, что интересно нашим читателям. Хотите задать вопрос сами? Пишите нам, мы постараемся включить его в интервью.

Раиса Кассина

Теперь мы знаем, как эффективно использовать период дистанционного обучения

2020-04-27

Интервью с министром образования Пермского края Раисой Кассиной

Раиса Алексеевна, школьники находятся на дистанционном обучении уже несколько недель. Какие есть результаты? Что получилось, что пока не получилось, что нужно усовершенствовать?

Эмоционально люди по-разному оценивают эту ситуацию, поэтому конкретно о цифрах я говорить не готова. То, что для одних хорошо, для других плохо. Скорее, это на уровне ощущений: нам приходит почти триста сообщений в день, мы на все отвечаем и общий контекст чувствуем, скажем так.

Что получилось? Мы поняли, что у нас достаточно ресурсов: я имею в виду дистанционные образовательные ресурсы. Есть платформы, на которых можно работать. Второе, что получилось, – интернет выдерживает. Первые два дня был коллапс, все «вылетало», но с третьего дня удалось наладить работу, сейчас жалоб практически нет. То есть там, где интернет есть, он работает нормально. 

Третье, что получилось, – абсолютное большинство учителей оказались готовы работать в таком режиме. Хотя, конечно, они же не ожидали, что придется так надолго уйти на дистанционное обучение, и им приходится очень много времени тратить на то, чтобы подготовить урок, проверить домашние задания и так далее. Но некоторые педагоги вошли во вкус: им нравится «дистанционка», они очень много узнают о своих детях, общаются с ними постоянно. 

Кроме того, мы поняли, что все участники образовательного процесса умеют общаться друг с другом, более-менее все находят общий язык. И даже малыши научились сами включать гаджет, присоединяться к урокам и так далее. 

Что не получилось?

Большая часть учителей хотела бы все-таки иметь готовые уроки, а не составлять их, как из кубиков. И мы шли по этому пути, но сами же учителя говорили: нет, нам не надо, нам необходимо, чтобы мы сами творчески подходили к составлению уроков. А сейчас они столкнулись с ситуацией, в которой онлайн-уроки нужно составлять не время от времени, а постоянно. И тут все-таки лучше, если есть готовый урок. И сейчас мы будем делать эти готовые уроки. 

Второе. Так получилось, что вся эта беда пришла к нам до того, как везде провели интернет. Конечно, есть задания, которые можно посылать детям, и они их будут делать без учителя. Но в такой ситуации нет живого общения: педагог не видит свой класс, не слышит их ответов. Это не совсем то, чего хотели бы дети и учителя. Поэтому все-таки хороший интернет – это первая необходимость. 

Третье. Мы поняли, что все-таки нужны готовые офлайн-материалы. Чтобы не все «доставать» из интернета. Хотя многие образовательные ресурсы готовы предоставить доступ к материалам – их просто нужно научиться использовать. 

Четвертое. У нас есть небольшой процент детей, у которых нет никаких способов выхода в интернет, общения с учителями, с ребятами. У них нет ни компьютеров, ни телефонов, ничего. Их немного, но это большая проблема. 

Но и эта проблема решаема. Мы называем метод работы с такими детьми не дистанционным образованием, не онлайн-образованием, а образованием в условиях удаленного нахождения детей. Поверьте, это тоже возможно. Работают специальные бригады, которые привозят задания, забирают их. То есть дети не остаются без образования даже в этом случае. 

Как вы справляетесь с родительской паникой? Часто идут разговоры о том, что мамы и папы волнуются, что ребенок вовремя не отправил задания, а учитель поставил двойку… 

Изначально мне казалось, что это тот вопрос, который родители и учителя точно могут урегулировать между собой. Оказалось, что нет: учителя проявляют принципиальную позицию. В четыре часа домашнее задание не сдал – будет тебе два. Мы выпустили приказ и постарались отрегулировать при помощи него эту ситуацию, обозначить, что так быть не должно. Ведь есть объективные факторы. Например, в моей семье есть два первоклассника и один шестиклассник, соответственно, если один с утра делал задания, то второму достается вторая половина дня. Понятно, что вовремя задание он сдать не успеет. Двойки за это ставить нельзя, нужно давать ученику достаточное время, чтобы он делал его спокойно. 

У родителей паника особенно яркой была в первые дни, потому что учителя предлагали огромное количество ресурсов, в которых сложно было разобраться. И постоянное переключение с одного на другое – это, конечно, был кошмар. Но сейчас все успокоилось, каждый учитель выбрал платформу по себе. 

Можете дать какой-то совет родителям, которые все-таки еще продолжают паниковать?

Мы постарались сделать так, чтобы нагрузка на родителей была минимальной. Кстати, в Сети есть как за, так и против, там такие активные беседы ведутся… Что мы постарались сделать? Разрешили убрать  из дистанционного образования те предметы, которые можно, на наш взгляд, сейчас не изучать и которые требуют массу времени. Например, физкультуру, по которой ребят заставляют писать рефераты, или изобразительное искусство. Я не против уроков, но против того, чтобы задавать что-то на дом. Потому что это занимает просто огромное количество времени. Или та же самая музыка. Недавно я столкнулась со сногсшибательным примером домашнего задания по ней на «дистанционке»: ребенку нужно было послушать определенную сонату и нарисовать скрипку.

Мы все понимаем. И понимаем, что какое-то время все будут привыкать к дистанционному формату, будет удачный и неудачный опыт. Учителя ищут пути, стараются не терять рабочего настроя и требовательности: почему-то они думают, что хороший учитель – это тот, который много задает. И на то, чтобы найти золотую середину, потребуется время. Но сейчас мы уже понимаем, что делать нельзя, от чего можно отказаться, а к чему нужно прийти.