Образование

Обзор российской прессы за 1 мая 2003г.


(обзор подготовлен ГНИИ ИТТ "Информика")
Дата: 01.05.2003 Название: ВТОРЖЕНИЕ В СИСТЕМУ. Издание: АЛФАВИТ Имя Леонида Юзефовича хорошо известно в литературном мире. В конце 1990-х Юзефович воскресил героя детективных брошюрок начала прошлого века, "русского Пинкертона" Ивана Дмитриевича Путилина, на страницах романов "Костюм Арлекина", "Дом свиданий", "Князь ветра". Позже на основе романов возник на телеэкране "Сыщик петербургской полиции". Леонид Юзефович - дипломированный историк. Его перу принадлежит одна из заметных работ последних лет в области отечественной истории -документальное повествование "Самодержец пустыни" о судьбе барона Романа Унгерна. А еще Леонид Юзефович - школьный учитель. Более четверти века он преподает историю в одной из московских школ и считает это своей основной профессией. Каково мнение писателя и педагога о российском образовании и о его модернизации? Ведь в последнее время мы только и слышим, что о реформе школы в России. С Леонидом Юзефовичем беседует Владислав КОРНЕЙЧУК, - Леонид Абрамович, нужна ли вообще модернизация образования в нашей стране? Вы вот в старой советской школе учились и достигли успеха, стали известным писателем. - Я работаю в школе с 75-го года - с перерывами. И насколько помню, разговоры о необходимости школьной реформы были всегда. Такие разговоры имеют важное терапевтическое свойство: под угрозой перемен начинаешь больше ценить то, что уже имеешь. Последняя великая школьная - реформа затевалась накануне перестройки. Идеальное время для проведения реформы - между поколениями. Но так не получается, всегда находится поколение, которое страдает. Социальная ткань гораздо сложнее механической, а школа - это социальная ткань. Она напоминает живой организм. В живом теле инородная деталь приживается с трудом, если приживается вообще. Оставить все хорошее и ввести что-то лучшее, как предполагают реформаторы, - не выйдет. Все, что прошло проверку временем, должно быть хранимо. Поэтому так резко вторгаться в устоявшийся ход дел я бы не стал. В данном случае я рассуждаю как учитель-обыватель. Но, как известно, в здравом смысле обывателю не откажешь. Более того, я помню и за многое люблю советскую школу. И то, что сохранилось от нее в современной российской школе, - это далеко не "наследие проклятого прошлого". Прежде всего - обязательность выполнения набора определенных требований, чего в западной системе нет. - Именно это, на ваш взгляд, принципиально и отличает советскую школу от западной? - Мне рассказывали американские учителя. Приходит ребенок домой, родители спрашивают: "Было весело?" И если он отвечает, что весело не было, если так скажут еще десять детей, то педагогу придется худо. В США начальная школа - прежде всего приятное времяпрепровождение. Учебный процесс и нагрузки очень сильно разнятся по ступеням - начальная, средняя, старшая. У нас разницы нет. Что в пятом классе, что в десятом - требования одинаково строги. И это единственное, что я изменил бы. Мне жалко пятиклассников, но в то же время я вижу, что десятиклассников можно и еще погонять. - Что вас в советской школе раздражало - если раздражало? - Когда я входил в так называемую пионерскую комнату, то, как всякий нормальный человек, ощущал идиосинкразию. При том, что никогда не был диссидентом, всегда был лоялен к режиму. Безвкусие и пошлость политизированной части учебного процесса раздражали невероятно. Какие-то бесконечные ленинские уроки... Я никогда не читал в школе советскую историю, потому что при тогдашнем к ней подходе заниматься ею с ребятами не доставляло радости ни мне, ни им. - Считаете ли вы, что единый государственный экзамен способен что-то изменить? - В ЕГЭ я вижу прежде всего плюсы. Очень трудно заставить нежелающего человека учиться. Престижность работы школьного учителя низка, за исключением десятка элитных школ в Москве и одной-двух в каждом крупном городе. А ЕГЭ дает возможность учителю управлять учеником. Сейчас, если ученик не хочет учить историю, я поделать с ним ничего не могу. Из школы выгнать не имею права, а "трояк", как говорится, натяну, выведу. - Выходит, нерадивому школьнику учеба до лампочки, даже если он хочет куда-то потом поступать? Что называется, дальше Сибири не зашлют? - Да. А вот с перспективой маячащего впереди ЕГЭ он уже будет стараться, пыхтеть, заботиться о том, чтобы набрать солидные баллы. Необходимо уравнять "коэффициентом равенства" школьников из провинции и москвичей, дать всем одинаковый шанс. Не гарантию - шанс. Сейчас в столице 90 процентов студентов бывшие московские школьники. В советское время такого не было. И жить в Москве сегодня дорого, и люди не верят, что уровень их подготовки достаточен для поступления в столичный вуз. А московские вузы обязаны набирать и принимать талантливых ребят со всей России. В США нет, как у нас - Москва, Питер, - суперцентров, в которых сосредоточены практически все лучшие вузы. Там высококлассные (и нормально-стандартные) университеты рассредоточены по всей стране. - Система школьных оценок, наша пятибалльная шкала, тоже, возможно, претерпит изменения? - Когда я в молодости пришел в школу, то оценок поначалу ставил мало. Думал: ученики не ради оценок учатся, а ради знаний. Мне тогда одна старая учительница сказала: "Вы знаете, Леня, для них отметки - как для нас зарплата". Так вот, если мы учредим шкалу, при которой отличник отныне станет получать не 5, а 95, то это не значит, что его "зарплата" увеличится. Увеличение количества баллов, разумное расширение шкалы имеет подсчетный смысл. Мне 5 баллов мало - слишком грубая дифференцированность, поощрение и наказание стоят рядом. В реальности у меня отличная от официальной система отметок. Мои ученики четко знают разницу между "5" и "5 с минусом". Плюсов я не ставлю. "3 с минусом" у меня означает, что этого мальчика дома сильно ругают за двойки, а эта девочка прорыдает все оставшееся время урока. Поэтому двойку им лучше не ставить. 2 балла в нашей системе - это скорее воспитательная мера. Хороший учитель оценкой не столько качество знаний оценивает, сколько стремление их получить. А сами дети готовы воспринимать свою отметку как оценку личности. "Отличник", "двоечник"... Ярлыков по возможности надо избегать. Они становятся социальными метками и прилипают надолго. Ученики в моей школе знают, что получить хорошую отметку у меня гораздо легче, чем у другого историка. Но это вовсе не означает, что учащиеся у него знают предмет лучше. Просто я всегда предпочитаю сказать, что стакан наполовину полон, а он - что наполовину пуст. Это разница наших с ним характеров, а не знаний наших учеников. - Представляете, как при 100-балльной системе будет забавно звучать: "шестидесятник", семидесятник"... - Да. Дети только этого прикола не поймут. Учитель как весы, которые взвешивают знания индивидуумов. Пока они в 5-балльной системе - это грубые базарные весы, работающие весьма приблизительно, на глазок. А если система 100-балльная? Значит, весы несравненно более точные, аптечные. Нужен опыт, чтобы пользоваться такими весами. И ответственность! В 100-балльной шкале набавить или сбросить 10 баллов - как в аптеке недоложить или переложить сильнодействующий компонент. - Учебники изменились. Упорно говорят, что прежние учебники по той же истории были лучше. - Я знаю один по-настоящему достойный образец советской учебной литературы по истории - "Историю средних веков" Агибаловой и Донского. Он и сейчас переиздается. К сожалению, при всем хорошем, что в них имелось, советские учебники по истории были очень сильно политизированы... Помните, как объяснялись там причины поражения восстания Пугачева? Или, скажем, Уота Тайлера в Англии? - Не поддержали народные массы, не было авангардной партии, не доросли до марксизма... - Главная причина - отсутствие пролетариата! А сейчас есть учебники, в которых... Вот, например, вопрос: почему революция в Англии в XVII веке закончилась Реставрацией? Ответ: не сложился средний класс. Чувствуете отзвук нынешних дискуссий в обществе? Главное - создание среднего класса, тогда все будет хорошо! Самого средненького, лишь бы среднего... В Америке после Войны за независимость образовалась демократическая республика. Почему? Был средний класс, нашелся родимый! Увы, процветает модернизация истории, подгонка под модную идеологию. В современных учебниках истории масса мелких ошибок, они элементарно плохо вычитаны в корректуре. Тем не менее, хорошая учебная литература для средней школы все-таки сейчас есть. Надо искать. - На недавно прошедшем съезде ректоров вузов России президент Путин сказал: появилось платное образование, но его качество очень сильно уступает классическому советскому, притом - бесплатному образованию, лучшим его образцам... - Когда платные школы начинались, это было довольно любопытно. Иногда их организовывали - я одно время работал в такой - сами родители для своих талантливых детей. Сначала это было сплошное удовольствие. Классы маленькие - человек по восемь. Дети - прелесть! Однако постепенно все стало размываться. Те, первые, благополучно доучивались и поступали в замечательные вузы. Приходила не похожая на них смена. Как правило, дети, которые по разным, социально-конфликтным или психологическим, причинам не могли учиться в обыкновенной школе. Действительно, одаренных среди них практически не было. Я считаю, что платное среднее образование в России не прижилось. Пока. Настоящие государственные школы гораздо лучше. Есть, конечно, необходимость в специализированных лицеях, гуманитарных, с физико-математическим или языковым уклоном. Так они существовали и в советское время! К примеру, 2-я или 57-я московские школы - ни одна из известных мне частных школ даже не приближается к ним по уровню знаний. *** Леонид Юзефович: "Пока настоящие государственные школы гораздо лучше частных".

Новости по теме

Другие новости